Бобруйские мудрецы

16.04.2007

Настоящее нашествие этих животных переживают многие регионы страны. Они строят и строят, изменяют ландшафты, затопляют сельскохозяйственные угодья и никого не пускают в свои хаты. Как жить рядом с ними и как с ними (и надо ли?) бороться? Что бы ответить на эти вопросы их необходимо, что говорится, знать в лицо…

Характеристика семейства

Бобры — крупных размеров грызуны. Длина тела до 130 см. Хвост длиной до 30 см, шириной 10-13 см. Масса до 30 кг. Хвост веслообразный, сильно уплощенный в дорзо-вентральном направлении. Тело приземистое, с укороченными пятипалыми конечностями; задние значительно сильнее передних. Между пальцами расположены плавательные перепонки, сильно развитые на задних конечностях и слабо — на передних. Когти сильные, уплощенные, слегка искривленные. Коготь второго пальца задних конечностей раздвоен; им зверь расчесывает свою шерсть. Волосы имеются лишь у основания хвоста. Веслообразная часть его покрыта крупными чешуйками, между которыми находятся редкие и жесткие щетинки. По средней линии верхней поверхности хвоста проходит продольный киль. Глаза небольшие, с мигательными перепонками. Уши короткие, широкие, едва выступающие над уровнем меха. Ушные отверстия и ноздри смыкаются при нырянии под воду. Выросты губ могут замыкать ротовую полость позади выступающих вперед резцов и таким образом изолировать ее от попадания воды, если бобр грызет что-либо под водой. Волосяной покров высокий, густой и мягкий, с сильно развитым пухом. Окраска его варьирует от светло- до темно-коричневой. Линька в году одна. Хвост и конечности черные. В анальной области имеются парные специфические кожные железы, продуцирующие сильно пахнущий секрет, известный под названием «бобровой струи». Распространены в Северной Америке, Европе и Азии.

Предпочитают селиться на небольших, медленно текущих лесных речках или лесных озерах. Крупных водоемов избегают. Бобры превосходно плавают и ныряют. Под водой они могут оставаться до 4-5 мин и даже несколько дольше и проплыть за это время до 750 м.

Держатся поодиночке или семьями. На водоемах с изменяющимся уровнем воды бобры строят плотины. Плотину устраивают ниже по течению от своего поселения. Она представляет собой сложное сооружение из веток и стволов деревьев, скрепленных глиной, илом и дерном. Потомство приносят один раз в год. В помете бывает от 1 до 6 детенышей, обычно 3-5. Детеныши рождаются зрячими и покрытыми шерстью. Длительность беременности 105-107 дней. Бобр — ценный пушной зверь, в прошлом служил объектом интенсивной охоты. В семействе 1 род: бобров — Castor Linnaens, 1758, и 2 вида.

Хвостатые гидpостpоители

Строительством в животном мире занимаются многие. Пчелы строят ульи, муравьи муравейники, птицы — гнезда, медведи — берлоги. Но на первом месте, безусловно, стоят бобры. Они возводят настолько совершенные гидротехнические сооружения, что их вполне можно принять за творения человека. Бобровые плотины часто имеют у основания от 4 до 6 метров, а у гребня — один-два. Они настолько прочные, что по ним спокойно передвигаются даже всадники. Самая большая из известных плотин была построена бобрами на реке Джефферсон в американском штате Монтана. Ее длина достигала 700 метров! Естественно, напрашивается вопрос: насколько рассудочна деятельность лесных гидростроителей? Можно ли говорить, что ими руководят только инстинкты, как это происходит с муравьями или пчелами? Прежде, чем пытаться дать ответ, нужно сделать небольшое отступление. Существенная часть нашего мышления сводится к установлению причинно-следственных связей. Причем это относится не только к прошлым и настоящим, но и будущим действиям: чтобы получить какой-то результат, необходимо сделать то-то и то-то. Об уме же конкретно человека можно судить по тому, насколько сложную, многозвенную цепочку событий он способен проследить. В полной мере это относится и к абстрактному мышлению. Другое дело, что в повседневной жизни мы просто не задумываемся об этом. Прошлый опыт, не обязательно собственный, позволяет нам но многих случаях поступать автоматически, не прибегая к сознательному анализу ситуации. Недаром говорят, что умный человек учится на чужих ошибках, а дурак — на своих.

А теперь посмотрим, можно ли считать сознательной работу лесных гидростроителей?

Бобры — прекрасные пловцы и ныряльщики, но на суше довольно неуклюжи. Поэтому они чувствуют себя в безопасности только тогда, когда вход в их подземное жилище находится под водой. На больших реках, где вода не убывает, или на слишком широких, которые невозможно перегородить плотиной, бобры довольствуются просто береговыми норами, но обязательно с двумя, а чаще с четырьмя-пятью входами. На обычных лесных речках и ручьях, чтобы поднять уровень воды, бобры строят плотины. Причем, если течение очень сильное, выше по реке они воздвигают множество небольших дополнительных дамб, наподобие волнорезов, чтобы не прорвало основную плотину. Гидростроители все время следят за ее сохранностью. Стоит только где-нибудь начать просачиваться воде, как зверьки в первую же ночь принимаются лихорадочно «латать» промоину. Кроме того, бобры периодически наращивают высоту плотины и удлиняют ее, если берега оказываются слишком пологими по мере подъемы воды в искусственном водохранилище.

Для возведения запруды выбираются такие места, где деревья растут близко от кромки берега. Само строительство начинается с того, что бобры втыкают в дно вертикально поставленные ветви и стволы, укрепляя промежутки теми же ветвями и тростником, заполняя пустоты илом и камнями. В качестве опорного каркаса они охотно используют упавшее поперек русла дерево, постепенно обкладывая их со всех сторон строительным материалом. На одной из речек, впадающей в озеро Мичиган, хвостатые гидростроители облюбовали в качестве несущей конструкции для своей плотины маленький заброшенный железнодорожный мост: они плотно законопатили его двухметровую арку и запрудили воду. В Канаде бывали случаи, когда за ночь бобры ухитрялись затопить какую-нибудь улицу или отрезок железнодорожного полотна, построили поблизости свою плотину. Причем избавиться от них оказывалось не так-то просто: проломить запруду было нетрудно, но бобры снова и снова восстанавливали ее. Эта упорная борьба не прекращалась до тех пор, пока зверьков не отлавливали и не переселяли куда-нибудь в другое место. Технология строительных работ довольно проста. Чтобы «спилить» дерево, бобр упирается двумя верхними резцами в его кору, а нижней челюстью с двумя другими резцами начинает быстро поводить из стороны в сторону. Эта «пила» совершает 5-6 движений в секунду, так что 8 сантиметровый ствол ивы, например, перегрызается за пять минут. Бобровая «пила» по-своему уникальна: она — само затачивающаяся. Дело в том, что передняя сторона резцов покрыта эмалью. А вот на задней стороне эмали нет. Она состоит из менее твердого дентина. Когда бобр что-нибудь грызет, дентин стачивается быстрее, чем эмаль, поэтому передняя кромка зуба все время остается острой. Обычно бобры валят деревья диаметром до 20 сантиметров. Над более толстыми лесные «дровосеки» трудятся несколько ночей подряд. В качестве «бобрового рекорда» зарегистрирован тополь высотой 27 метров и полутора метров в поперечнике, который они однажды «спилили» в Британской Колумбии. Работают гидростроители часто вдвоем: пока один грызет, другой отдыхает и наблюдает за обстановкой. Вообще бобры предпочитают валить деревья, стоящие у самого уреза. Если же ствол не падает сразу в воду, они разрезают его на чурбачки, которые стаскивают в речку и сплавляют к месту строительства плотины. Причем, чем толще дерево, тем короче «дровосеки» делают их. Для транспортировки древесины бобры роют каналы глубиной до полметра. Но дальше 200 метров от берега деревья не валят. При среднем темпе работ на то, чтобы построить запруду длинной 10 метров, у бобровой семьи уходит примерно одна неделя.

Кстати, существует поверье, будто хвостатые «дровосеки» способны заранее рассчитать, как и когда упадет дерево, и поэтому ни один бобр никогда не бывает придавлен падающим стволом. Однако это не соответствует действительности. Случается, хотя и редко, по рухнувшее дерево убивает зверька. Но подобные происшествия бывают и на лесоповале и с людьми. Впрочем, «бобровые ЧП» ничуть не умаляют их поразительных «инженерных талантов». Можно лишь гадать, каким образом этим гидростроителям удается определить критическую силу течения, которая требует возведения дополнительных дамб-волнорезов. Или рассчитать при «распиловке» стволов предельную длину чурбачков в зависимости от толщины, чтобы они не получились неподъемными. Кстати, комель бобры часто оставляют лежать на берегу, правда ошкурив его и съев кору. Можно привести и другие аргументы против главенствующей роли инстинктов в поведении бобров. Взять хотя бы устройство их подземных жилищ. Большую часть в нем занимает жилая камера, которую от входа отделяет «передняя», а рядом располагаются «хозяйственные помещения». Ее стены изнутри старательно разравниваются. Ширина такой камеры немногим более метра, высота — 40-50 сантиметров. Пол обязательно находится на 20 сантиметров выше уровня воды. Если она в реке поднимается, бобр приподнимает и пол. Для этого ему достаточно соскрести с потолка соответствующее количество земли и утрамбовать ее. Потолочное перекрытие в бобрином подземелье оставляется такой толщины, что выдерживает несколько человек. Однако, когда хозяевам приходится раскапывать нору вверх, они обязательно укрепляют его, натаскивая наверх кучи веток и хвороста. Если же водное зеркало поднимается все выше и выше, то случается, что в конце концов превращается в островок. Иногда бобры специально возводят такие островки посреди своих водохранилищ. Для этого укладывают под водой ветви друг на друга, скрепляя их илом, пока искусственный островок не будет возвышаться на метр, а то и на два над поверхностью воды. Стены хатки «цементируют» — тщательно обмазывают глиной, так что она превращается в настоящую крепость. А вот потолок оставляют воздухопроницаемым, чтобы проветривалось жилое помещение. Несмотря на это, спутанные и переплетенные между собой ветки надежно защищают хозяев от нападений хищников. Даже если нанести визит вздумает медведь, прежде чем он проникнет внутрь, обитатели хатки успеют ускользнуть через подводные коридоры. В повседневном обиходе бобры очень чистоплотны, никогда не засоряет своими экскрементами жилых помещений, а выделяют их только в воду. Для детенышей они устраивают мягкие постели из тонко нагрызенных стружек. Бобрята появляются на свет зрячими и покрытыми шерстью. Материнское молоко сосут около двух месяцев и растут буквально на глазах. Причем во время кормления самка заботливо подкладывает свой хвост под малышей, чтобы те сидели на теплой подстилке.

И вот тут уместно еще раз вернуться к вопросу о роли сознательного элемента в поведении бобров. Казалось бы, в силу своего образа жизни, неразрывно связанного с водой, умение плавать у них должно быть врожденным. На самом деле этому их учит мать. На первых порах она поочередно носом сталкивает малышей в подводный коридор и какое-то время не пускает обратно, заставляя барахтаться в воде. Уже после нескольких уроков плавания бобрята овладевают этим искусством. Но, если семейство плавает в реке и возникает какая-то опасность, мамаша унизит их, посадив для быстроты на свой хвост. Конечно, не следует переоценивать элемент рассудочности в поведении бобров, как, впрочем, и других животных. В зоопарках, например, они, как правило, ведут непримиримую борьбу с администрацией, всячески затыкая и заделывая стоки для воды в своих искусственных бассейны. Эти стоки прямо-таки не дают покоя хвостатым «гидростроителям». Но тут уж ничего не поделаешь: дают себя знать инстинкты.

Что едят бобры?

Бобр (или бобер) — это большой грызун и, как у всех других грызунов, у бобра есть четыре передних зуба резца. Именно этими зубами он и пилит стволы и ветви деревьев, которые использует в пищу и для строительства плотин. Таким образом, бобр живет в основном на древесине, питаясь стволами, ветками, молодыми побегами, корнями водяных растений.

А зачем бобры строят плотины? Дело в том, что бобр живет в воде и зимой ведет активный образ жизни. Для этого бобру нужна запруда, достаточно глубокая, чтобы она не промерзала зимой до самого дна. Вот для того, чтобы увеличить глубину речки или пруда, где он живет, бобр и строит плотину, поднимающую уровень воды. Чтобы построить плотину, бобры кладут на дно реки ивовые прутья, ветки черной ольхи или какие-нибудь другие сучья, которые придавливает тиной и камнями. По мере нарастания плотины ветви и стволы деревьев кладутся как угодно. Часто веточки пускают корни и переплетаются между собой, что еще более укрепляет плотину. Чтобы спилить дерево, бобр делает на стволе две зарубки, одну над другой, и выскребает своими зубами древесину между этими зарубками. Ветку толщиной в 2 см бобр перерезает в два укуса. Обычно же бобры используют стволы примерно 25 см толщиной. Дерево такого размера может быть срезано за одну ночь. В основном бобры предпочитают мягкие породы деревьев, такие как ольха, тополь, ива или осина. Так как бобры едят лишь внутренний слой коры деревьев, то обглоданные стволы и ветви можно использовать для укрепления плотины. В высоту плотина обычно достигает не более 2 метров, но зато она может быть очень длинной! Дом бобра называется хаткой. Он может располагаться на берегу реки или в мелкой части запруды. Пол хатки находится выше уровня воды и устлан водорослями или щепками. Входы в хатку находятся под водой. В конце лета или осенью бобр запасает еду на зиму. Бревна, ветви и кусты срезаются и складываются неподалеку от хатки. Эти склады иногда оказываются больше 1 м в высоту и насчитывают сотни ветвей и молодых деревьев

Сергей Демкин, газета «Птичий рынок» и «Все обо всем»

Все материалы раздела «Флора и фауна»

Обсуждения (добавить комментарий)

Страницы: 1

Добавить комментарий

(Внимание: действует премодерация)

ФОТОРЕПОРТАЖ 36
Раки

Участвуйте в нашем конкурсе и выиграйте ценный приз!




© 2006—2017 Электронное издание «Логово». Использование материалов возможно только с ссылкой на источник

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.

Создание сайта — ЭЛКОС

  • Rambler's Top100Rambler's Top100
  • Яндекс цитирования