Немного правды о российском охотничьем хозяйстве

28.03.2008

Дорогие друзья-охотники. Хочу еще раз написать про современное состояние российского охотничьего хозяйства. Не о том, что вы иногда слышите от охотничьих чиновников в их выступлениях, хотя в последнее время и они стараются говорить все меньше и меньше. А о том, что вы, охотники, знаете и без меня, т.к. бываете на охотах и все, что творится, видите сами. Но это ваши взгляды, а они у всех разные. Простым деревенским охотникам видится одно, городские видят совсем другое, богатые люди и бедные люди видят мир природы каждый по-своему. Государственные охотничьи чиновники смотрят на охотничье хозяйство со своей колокольни, работники охотобществ со своей. Сколько людей, столько и мнений. Мне хочется рассказать вам, как я вижу современное состояние того, что есть на сегодня в российской охоте и российском охотоведении (было бы хорошо, если б я ошибался). А дальше дело ваше, соглашаться со мной или нет…

Для тех кто не знает, или забыл, что же такое охотничье хозяйство России, напоминаю: это отрасль природопользования, которая дает стране пушнину, дичь, мясо диких копытных животных, кожевенное и лекарственное сырье и много другой ценной биологической продукции.

В отдаленных районах Сибири и Дальнего Востока охотничьи промыслы всегда обеспечивали достаточный уровень жизни местного населения. Культура жизни малочисленных (коренных) народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока зависела от охоты, рыболовства и северного оленеводства и развивалась параллельно с ними, т.к. быт этих народов взаимосвязан с окружающей их природой. Есть еще спортивная охота как средство удовлетворения охотничьих потребностей населения. Так должно быть…

Что же на самом деле?

Привожу выдержку из очередного письма, отправленного руководству страны в конце 2007 года охотоведами г. Москвы, которым все еще не безразлична судьба охотничьего хозяйства.

«1. Отсутствует единый государственный координирующий орган в сфере управления животными ресурсами страны;

2. Отсутствует необходимая законодательная база (например, существует 20 проектов Закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве», который не могут подготовить к принятию уже 12 лет);

3. Большинство имеющихся законодательных актов устарело: многие приняты в 1960-1988 гг.;

4. Резко снизилось качество учетов численности диких животных, мониторинга их численности и мониторинга управлениями популяциями животных – основы для принятия адекватных управленческих решений;

5. По сути дела бесхозными оказываются природоохранные территории разного ранга. Так, уже три года лишены финансирования федеральные заказники МСХ РФ;

6. Особо охраняемые территории федерального подчинения (заповедники и национальные парки МПР РФ) зачастую существуют на бумаге и не выполняют своих государственных функций в силу ряда причин;

7. Сложилось тяжелое положение у малочисленных народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока, жизнь которых зависит от охоты и других промыслов.

8. Из местных надзорных органов уходят профессиональные кадры биологов-охотоведов, проработавшие в системе охраны животного мира двадцать и более лет;

9. У государства нет точных данных учета заготовок дикой пушнины (соболь, рысь, норка и т.д.);

10. Растет браконьерство, имеющее самые разные социальные причины. Как результат растет социальная напряженность в регионах, недоверие к власти.

В сложившейся ситуации представляется целесообразным создание самостоятельного, единого, специально уполномоченного федерального органа – Государственного комитета по управлению животным миром и заповедному делу РФ, отвечающего за охрану, использование и воспроизводство объектов животного мира, как отнесенных к объектам охоты, так и являющихся субъектами различных природоохранных актов».

Всего 10 пунктов, это то немногое, что хотелось бы охотоведам донести до российского правительства. И вывод: как исправить сложившуюся ситуацию?

И что же? Снова ничего! Ребята, писавшие письмо, - просто «белые вороны» в этом мире. Из всех пунктов частично выполнен только один. Федеральные заказники переданы из ведения Минсельхоза России в Министерство природных ресурсов РФ. Три года понадобилось чиновникам, чтобы решить такую пустяковую для них проблему. Но не пустяковую для людей, работающих в заказниках. Такими темпами охотничье хозяйство не восстановить. Хотя сейчас уже нечего восстанавливать, и мое мнение таково, что в России больше никогда не будет рабочей охотхозяйственной отрасли. Такой, какой она должна быть в современной жизни. А может то, что сейчас есть, - это современно? Ведь многие охотничьи чиновники от охоты думают, что охотничье хозяйство это пальба по уткам из кустов. Для таких разъясняю: если в кармане охотника при этом имеется документ на право охоты – тогда это охота, нет в кармане документа – это браконьерство. Третьего не дано. И такое времяпрепровождение никак не может быть охотничьим хозяйством России и даже если в 2008 году государство все-таки захочет что-то изменить в охотничьем деле... Например, создать единый, специально уполномоченный федеральный орган по охоте и выделить для этого деньги, то, скорее всего, ничего не получится. Не остается в стране работников-профессионалов, которые смогут коренным образом переломить то, что творится в современном охотничьем мире. Сейчас в России всего с сотню ребят-охотоведов, которые реально знают и представляют, как вести охотничье хозяйство. Все они имеют для этого специальное образование и опыт работы, и эти специалисты разбросаны по стране. Только вдумайтесь: 100 человек, проживающих на территории от Камчатки до Калининграда! При полном уничтожении охотничьего хозяйства эти охотоведы – песчинки. Ноль! Их никто не станет слушать. У нас как бывает: губернатор области не охотник - никому в области не нужно и охотничье хозяйство. А если губернатор не болеет? Что, не нужно здравоохранение? Вот поэтому остатки специалистов и выживают кто как может, и каждый из них давно ведет охотничье хозяйство последним оставшимся методом – партизанским. Других методов давно нет. Ведь охотоведы уже несколько лет работают отдельно от государства, сами по себе. Своя территория, для себя учеты животных, отстреливаем зверя сколько нужно нам и территорию охраняем как можем. Что-то не так? Так и еще раз так! Такое происходит на местах.В Москве и крупных городах по-другому. Здесь охотоведы приходят на работу, садятся за стол и ждут зарплаты. Не хочу сказать такое про всех – кто-то работает, но основная масса сидит и ждет заработной платы, которую государство обязано им регулярно выплачивать. Получил, сиди и жди следующей получки. Ее и так дадут. Бюджет! Правда иногда можно поработать и с бумагами. Пусть текст в них идиотского содержания, все равно. Наверное отсюда отсутствие нормальных законодательных актов. Закон «Об охоте и охотничьем хозяйстве» давно бы приняли, если его написать таким образом, чтобы он устроил все заинтересованные охотничьи организации. Только бесполезное это дело. Потому что кто-то хочет работать на земле, а кто-то рулить и делить лицензии. Одним нужно одно, другим другое. Отсюда 20 различных вариантов закона.

На охотоведческую науку также никакой надежды. Все созданные научно-технические советы дают только одну возможность: встретиться и поболтать о том и о сем. А скорее ни о чем. Какие там концепции ведения и развития охотничьего хозяйства. То, чего нет, нельзя развивать и вести. О чем еще можно поговорить? Об охотничьем туризме. Сто раз писали и говорили, как и кто уничтожил охотничий туризм. Толку и тут ноль. Как можно привозить охотников в страну, например на охоту на самцов сибирской косули, когда лицензий для большинства фирм в области нет. Нет ни в августе, ни в сентябре, ни в октябре, в ноябре самцы сбрасывают рога.
Начинается охотничий сезон, и лицензий сколько хочешь. Теперь они пропадают и в сентябре, и в октябре, пропадают и деньги, недополученные от охот. Работает закон блата и дележки. Так и с охотничьими угодьями государственного резервного фонда. Никто и никогда не станет закреплять их за охотниками, пока на эту территорию пара человек в области выдает лицензии на диких копытных животных. Отлично иметь «свое» охотничье хозяйство, размером с территорию небольшой европейской страны. Затрат на ведение охотничьего хозяйства нет, одно благо - разделяй и властвуй. Хотя зачастую закреплять такие угодья не за кем. Хозяйства обществ охотников, где на 100 тыс. га 2 егеря с зарплатой в 2-4 тыс. рублей – это не хозяйство. Многие общества уже давно не занимаются тем, чем им положено заниматься. Все забыли, для чего они создавались. Что-то снова не так? Так в 2007 году еще можно было попытаться выправить ситуацию, если бы нормально выполнили требования федерального закона № 258.

Не вышло? Или не захотели? Создали по стране жалкие подобия областных охотуправлений и уничтожили последнее. Сидят теперь в большинстве вновь созданных организаций «специалисты», и они хотят делить лицензии и охотугодья. Это к теме о государственном управлении охотничьим хозяйством. Осталось российским охотоведам одно: гордиться тем, что им довелось работать в то время, когда было полностью уничтожено охотничье хозяйство.

Другие люди для нас его строили, учили нас как там работать, а мы взяли и все уничтожили. ГОРДИМСЯ!!!

Валерий Кузенков, биолог-охотовед, главный редактор журнала «ОХОТА»

Все материалы раздела «Метаморфозы»

Обсуждения (добавить комментарий)

Страницы: 1

Добавить комментарий

(Внимание: действует премодерация)

ФОТОРЕПОРТАЖ 36
Раки

Участвуйте в нашем конкурсе и выиграйте ценный приз!




© 2006—2017 Электронное издание «Логово». Использование материалов возможно только с ссылкой на источник

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.

Создание сайта — ЭЛКОС

  • Rambler's Top100Rambler's Top100
  • Яндекс цитирования