Кому нужен этот закон?

28.07.2009

17 июля 2009 г. Государственная Дума РФ приняла в третьем чтении Федеральный закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», а 18 июля 2009 г. он был одобрен Советом Федерации и в тот же день был направлен Президенту РФ на подписание и обнародование (далее Закон). Закон имеет ярко выраженную антиобщественную, антиэкологическую и антиохотничью направленность и представляет громадный шаг назад даже в сравнении с действующим законодательством. На подписание или отклонение закона президенту отведено 14 дней.

Российская академия сельскохозяйственных наук
Государственное научное учреждение «Всероссийский научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б. М. Житкова» (ГНУ ВНИИОЗ)

Адрес:
610000, г. Киров, ул. Энгельса, 79.
Телефон:
(8332) 64-72-26
Факс:
(8332) 64-72-26; 38-17-95; 64-53-41
URL:
www.vniioz.kirov.ru
E-mail:
vniioz@mail.ru
ИНН:
4347004369

№ 1/355 от 23 июля 2009 г.

Президенту
Российской Федерации
Д. А. Медведеву
Москва, Кремль

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 18 июля 2009 г. направил Вам для подписания и обнародования Федеральный закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Ученый совет института в решении, принятом 23 июня 2009 г., выразил озабоченность антиобщественной, антиэкологической и антиохотничьей направленностью, а также низким качеством законопроекта.

Учитывая, что в Федеральном законе сохранены все существенные дефекты законопроекта, направляем Вам специально подготовленное заключение сотрудников отдела «Хозяйство и Право» нашего института по указанному Федеральному закону, содержащее обоснованный, на наш взгляд, вывод о необходимости его отклонения.

Надеемся, это заключение будет для Вас полезным при принятии решения.

Заместитель директора ВННИОЗ
по научной работе, д.б.н. В. В. Ширяев


УТВЕРЖДАЮ:
Зам. директора ВНИИОЗ
по научной работе, д.б.н.
__________ В. В. Ширяев
23 июля 2009 г.

Экспертное заключение

по Федеральному закону «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», принятому Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 17.07.2009 г. и одобренному Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 18.07.2009 г.

Сведения об экспертном учреждении: Государственное научное учреждение Всероссийский научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б.М.Житкова (ГНУ ВНИИОЗ) Российской академии сельскохозяйственных наук, старейший центр охотоведения в России, в 2007 г. отметило 85-летний юбилей.

Сведения об экспертах:

Краев Николай Васильевич, заведующий отделом «Хозяйство и Право» ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б.М.Житкова, образование высшее - биолог-охотовед, кандидат юридических наук, обладатель звания «Старший научный сотрудник по специальности 12.00.06 - колхозное, земельное, водное, лесное и горное право; правовая охрана природы», присужденного ВАК при Совете Министров СССР, стаж профессиональной работы в правовой сфере более 35 лет, стаж преподавательской работы на кафедре «Российское предпринимательское право» (ст. преподаватель, доцент) Московской государственной юридической академии (филиал в г. Кирове) более 15 лет, судья Третейского суда при Вятской торгово-промышленной палате, автор многочисленных заключений на законопроекты федерального и регионального уровней, опубликовал более 200 печатных работ (в том числе книг «Правовое обеспечение охотничьего хозяйства» (1983, 1996), «Защита от произвола властей: Как обжаловать незаконные решения государственных органов и их должностных лиц (с приложением материалов споров по проблемам охотпользования и других видов деятельности)» (1998), «Охотничьи законы» (1999, 2001, 2006, 2009), «Ответственность за незаконную охоту» (2002), и т.д. Один из соавторов «Комментария к Закону о животном мире» (М., Юстицинформ, 2002). Представлял интересы охоторганизаций и граждан в более 800 заседаний судов общей юрисдикции, арбитражных и третейских судов различных инстанций, включая высшие. Более подробная информация на сайте http://www.ohotzakon.ru.

Матвейчук Сергей Павлович, старший научный сотрудник отдела «Хозяйство и Право» ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б.М.Житкова, образование высшее - биолог-охотовед, стаж работы в охотничьем хозяйстве 28 лет, в том числе в государственном органе управления охотничьим хозяйством - 6 лет, автор многочисленных заключений на законопроекты федерального и регионального уровней, опубликовал более 50 печатных работ (в том числе соавтор книги «Ответственность за незаконную охоту» (2002), «Комментария к Закону о животном мире» (М., Юстицинформ, 2002). Перевел и опубликовал на русском языке Руководство Международного союза охраны природы по устойчивому охотпользованию в Европе, Европейскую Хартию охоты и биоразнообразия, другие международные документы. Выступал представителем сторон более чем в 100 охотхозяйственных спорах, рассматривавшихся в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Являлся руководителем (соруководителем) подразделений и программ по эколого-правовому сопровождению ряда проектов, в том числе сверхкрупных (Сахалин-1, Сахалин-2), по разработке федеральных и региональных документов стратегического планирования (например, Концепция развития охотничьего хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, утверждена Правительством округа).

Основания проведения экспертизы: Поручение администрации ГНУ ВНИИОЗ им. проф. Б.М.Житкова в связи с многочисленными обращениями охотников, охотоведов и охотничьих организаций.

Предмет заключения: Текст Федерального закона «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Анализу подвергнут текст, размещенный на официальном сайте Государственной Думы (Электронная регистрационная карта на законопроект № 66299-5, http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=66299-5&02), а также связанные с ним документы.

На разрешение экспертизы поставлен следующий вопрос:

Имеются ли юридические основания для отклонения (неподписания) Президентом Российской Федерации Федерального закона «Об охоте и сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»?

Анализ

Федеральный закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Закон об охоте, Закон) принят Государственной Думой 17 июля 2009 г., одобрен Советом Федерации 18 июля 2009 г. и в этот же день направлен Президенту Российской Федерации для подписания и обнародования.

Анализ Закона выявил ряд дефектов, влекущих, по сложившейся практике, отклонение его Президентом РФ.

Положения статьи 3 Закона в совокупности с положениями статьи 70 неправомерно устанавливают его приоритет над другими федеральными законами. С представлением о верховенстве рассматриваемого Закона связана, по-видимому, множественность положений, не согласуемых с действующим законодательством.

Так, Закон об охоте допускает возможность выдачи охотничьего билета только физическим лицам, обладающим гражданской дееспособностью (ч. 1 ст. 21). Однако, в соответствии с ГК РФ (ч. 1 ст. 21), гражданская дееспособность возникает в полном объеме по достижении восемнадцатилетнего возраста, а Федеральный закон «Об оружии» (ст. 13) предоставляет субъектам РФ право снижения возрастного ценза для получения разрешения на хранение или хранение и ношение охотничьего огнестрельного гладкоствольного оружия до 16 лет. Поскольку для приобретения такого оружия необходим охотничий билет, Закон об охоте произвольно аннулирует эти полномочия субъектов РФ, причем не предусматривая внесения соответствующих изменений в Федеральный закон «Об оружии».

Не предусмотрено Законом об охоте и изменение положения Федерального закона «Об оружии» об обязанности лиц, впервые приобретающих охотничье оружие, при получении документа, удостоверяющего право на охоту, пройти проверку знания правил безопасного обращения с оружием по специальной программе (ч. 14 ст. 13). Закон об охоте исключает проверку знаний, предусматривая лишь обязанность лица, получающего охотничий билет, без проверки ознакомиться под роспись с требования безопасности при обращении с орудиями охоты (ч. 7 ст. 21), к которым, согласно данному Законом об охоте определению (ст. 1), относится, среди прочего, огнестрельное, пневматическое и холодное оружие.

Отмена проверки знаний основ биологии диких животных, предусмотренная Законом об охоте (ч. 7 ст. 21), ставит под угрозу добычи вследствие неразличения (или попутной добычи) редкие и исчезающие виды млекопитающих и птиц. Это новшество Закона пресекает полувековую отечественную практику внедрения и совершенствования обязательного минимума охотничьих знаний. Оно противоречит как Конвенции о биологическом разнообразии, стороны которой обязались включать вопросы сохранения биоразнообразия в учебные программы (ст. 13), так и принятым в ее развитие Аддис-Абебским принципам и руководящим указаниям по устойчивому использованию биоразнообразия, предусматривающим осуществление программ образования и просвещения в сфере охраны природы и устойчивого использования (практический принцип 14). Руководящие указания Европейской Хартии охоты и биоразнообразия, принятой под эгидой Совета Европы, также предусматривают реализацию программ образования и подготовки охотников, которые должны: быть искусны в эффективном и безопасном обращении со снаряжением и орудиями, которые могут легально использоваться для охоты, и в их использовании; иметь достаточные знания относительно распознавания, поведения и экологии видов дичи, а также неохотничьих видов, которые могут быть ошибочно приняты за дичь; знать законы и подзаконные нормативные правовые акты, регулирующие охоту и охрану дикой природы в месте проведения охот (принцип 9). Положение Закона об охоте о достаточности ознакомления под роспись противоречит этим международным документам.

Конвенция о биологическом разнообразии ставит своей целью сохранение внутривидового, межвидового и экосистемного разнообразия (ст.ст. 1 и 2). Однако, Закон об охоте включает в понятие сохранения охотничьих животных (п. 3 ст. 1) и в формулу цели акклиматизации, переселения и гибридизации (ч. 1 ст. 50) обеспечение лишь «видового» разнообразия. Поскольку многие решения и практики в сфере охотничьего хозяйства непосредственно затрагивают все уровни биоразнообразия, такое сужение противоречит Конвенции.

В то время как указанная Конвенция предусматривает принятие мер по предотвращению интродукции инвазивных чужеродных видов (п. «h» ст. 8) и реинтродукцию находящихся в опасности видов в места их естественного обитания (п. «с» ст. 9), Закон об охоте определяет целью акклиматизации и переселения охотничьих ресурсов их расселение «в новой для них среде обитания» (ч. 1 ст. 50), то есть стимулирует практику вселения чужеродных видов.

Закон об охоте содержит и иные положения, не соответствующие Конвенции о биологическом разнообразии. Так, Конвенция предусматривает (п. «с» ст. 10) сохранение и поощрение всех традиционных способов использования биологических ресурсов (если они совместимы с требованиями сохранения или устойчивого использования), без этнических и географических привязок, а соответствующие нормы Закона об охоте касаются лишь мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ.

В целом Закон об охоте, будучи специальным по отношению к Федеральному закону «О животном мире», не только не следует ему (например, в части регулирования отношений в области сохранения среды обитания объектов животного мира), но и фактически выхолащивает его, сужает его сферу действия как признанием утратившими силу ключевых блоков текста общего закона (например, ст.ст. 37 и 38), так и терминологическими изменениями.

Имеет место не корректировка, а подчинение общего закона (Федерального закона «О животном мире») специальному, который не изменяет, а разрушает его концепцию. Поскольку Федеральный закон «О животном мире» формулировался, во многом, под влиянием принятой в 1992 г. Конвенции о биологическом разнообразии, и впитал ее идеи, концептуальный переворот, реализованный Законом об охоте, неизбежно ведет к отказу от многих международно признанных положений, в том числе научного характера. Например, исключение Законом об охоте (пп. «а» п. 1 ст. 60) популяции из определения понятия «объект животного мира», данного Федеральным законом «О животном мире» (абзац третий ст. 1), противоречит не только самой Конвенции (ст. 2, определение понятия «биологические ресурсы») и принятым в ее развитие (Малавским) принципам экосистемного подхода (например, п. 4 Операционного руководства), но и научным представлениям о популяции как основной форме существования биологического вида.

В президентском Заключении на проект федерального закона № 66299-5 «Об охоте», принятый Государственной Думой в первом чтении 4 июля 2008 г. (направлено в Государственную Думу письмом Президента РФ от 30.07.2008 г.), указывалось, что «отправные начала правового регулирования в области охоты и охотничьего хозяйства заложены в Федеральном законе «О животном мире», поэтому целесообразно приведение соответствующих положений законопроекта в соответствие с нормами Федерального закона «О животном мире», а не наоборот». В Законе об охоте эта рекомендация полностью проигнорирована и, фактически, отвергнута (как и указания на верховенство в налоговых отношениях Налогового кодекса РФ, а в сфере нормирования - Федерального закона «О техническом регулировании»).

Закон об охоте предусматривает (ст. 61) резкую и широкую криминализацию охоты установлением уголовной ответственности за охоту на любой особо охраняемой природной территории, хотя, например, Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» допускает любительскую и спортивную охоту в национальных парках (п. «е» ч. 2 ст. 15). Кроме того, поскольку не только Правительство РФ, но и органы исполнительной власти субъектов РФ, а также органы местного самоуправления могут самостоятельно устанавливать любые иные категории особо охраняемых природных территорий, определение критериев криминализации охоты фактически выходит из-под контроля РФ, что противоречит конституционному отнесению уголовного законодательства к исключительному ведению РФ.

Содержание многих положений Закона об охоте крайне расплывчато и неопределенно.

Так, охота определяется (ст. 1) как «деятельность, связанная с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов», охватывая, в такой дефиниции, и неизымающие виды пользования (например, фотоохоту и исследования), и подготовительные мероприятия (зарядку патронов, смазывание лыж и т.п.). Включение в понятие охоты первичной переработки и транспортировки, напротив, охватывает действия, совершаемые после охоты и, часто, иными лицами (ощипывание птицы, перемещение добычи и т.п.). Лишенное правовой конкретности определение дано (ст. 1) и термину «охотничье хозяйство».

Закон об охоте регулирует аренду только тех земельных участков и лесных участков, расположенных в границах охотничьего угодья и находящихся в государственной собственности, распоряжение которыми осуществляется органами исполнительной власти субъекта РФ (ст. 25, ч. 7 ст. 28), оставляя без регулирования отношения аренды иных участков. Кроме того, согласно этому Закону, участки предоставляются «в целях размещения объектов охотничьей инфраструктуры и (или) в целях, не связанных с их размещением» (ч. 1 ст. 25), то есть, в любых целях.

Федеральный закон «Об охране окружающей среды» содержит специальную главу (глава III) о правах и обязанностях граждан, общественных и иных некоммерческих объединений, а также подтверждает их права, предусмотренные иными нормативными правовыми актами. Федеральный закон «О животном мире» в специальной статье (ст. 10), а также других положениях закрепляет права граждан и юридических лиц на участие в охране и использовании животного мира, сохранении и восстановлении среды его обитания в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.

В отличие от указанных федеральных законов, Закон об охоте резко сужает права граждан, ограничивая их участие только стадией подготовки решений (ст. 2). Такое ограничение ничем не обосновано и противоречит как действующему законодательству, так и поддерживаемым Россией усилиям международного сообщества, в том числе выраженным в (Орхусской) Конвенции о доступе к информации, участию общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды. В соответствии с принятыми в рамках Конвенции о биологическом разнообразии (Малавскими) принципами экосистемного подхода, «цели менеджмента земельных, водных и живых ресурсов - вопрос социального выбора», и этот выбор должен быть выражен «настолько ясно, насколько это возможно» (принцип 1). Федеральный закон не только не обеспечивает следование этому принципу, а, напротив, исключает его реализацию.

Заключение Правового управления Аппарата Совета Федерации (от 17 июля 2009 г. № 5.4-1217) указывает на ряд других дефектов Закона об охоте, в том числе на рассогласованность этого Закона с другими законодательными актами, например, в вопросах:

  • состава возмещаемого ущерба (ст. 58 Закона об охоте и ст. 56 Федерального закона «О животном мире»);
  • регулирования налоговых отношений законодательством в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов (пп. «а» п. 10, п. 22 ст. 60 Закона об охоте и ст.ст. 2 и 17, глава 25.1 Налогового кодекса РФ);
  • вступления в силу (ч. 1 ст. 72 Закона об охоте и абзац второй п. 1 ст. 5 Налогового кодекса РФ);
  • наименования разрешительных документов - лицензии (разрешения) (п. 22 ст. 60, ст. 63 Закона об охоте и Федеральный закон «О животном мире», Налоговый кодекс РФ).

В заключении Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленных народов (от 17 июля 2009 г. № 3.24-07/554) справедливо указывается на декларативность защиты Законом прав коренных малочисленных народов и их объединений, а также иного населения на занятие охотой, как видом традиционной хозяйственной деятельности в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности.

Закон об охоте содержит заведомые пробелы в регулировании территориальных и процедурных аспектов реализации этих прав, и эти пробелы по их правовой природе не могут быть восполнены нормами подзаконных нормативных правовых актов.

Законом об охоте вводятся дополнительные, ранее не осуществлявшиеся функции, такие, как ведение субъектами РФ государственного охотхозяйственного реестра (п. 5 ч. 1 ст. 33) за счет субвенций из федерального бюджета (ч. 2 ст. 33), а также разработка (составление) схем размещения, использования и охраны охотничьих угодий, выдача и аннулирование охотничьих билетов (ст. 34) - за счет бюджетов субъектов РФ. Предусматривается также (ч. 7 ст. 63) установление вместо государственной пошлины, разово уплачиваемой юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями при получении долгосрочной лицензии, пошлины, подлежащей уплате всеми долгосрочными охотпользователями и миллионами охотников при получении каждого разрешения на добычу охотничьих ресурсов (по действующей терминологии - именных разовых лицензий).

В заключениях Правового управления Аппарата Совета Федерации (от 17 июля 2009 г. № 5.4-1217) и Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу (от 18 июля 2009 г. № 3.23-07/587) обязательность рассмотрения Закона об охоте в Совете Федерации объясняется как раз тем, что он касается вопросов федерального бюджета, федеральных сборов и финансового регулирования.

В заключении Правового управления Аппарата Совета Федерации указывается также на то, что придание субъектам РФ дополнительных полномочий (ст. 34 Закона об охоте) не сопровождается внесением соответствующих изменений в положения о финансовом обеспечении таких полномочий, содержащиеся в Федеральном законе «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

В связи с этим утверждение (Финансово-экономического обоснования к проекту Закона) о том, что его принятие и реализация не потребует дополнительных расходов, покрываемых за счет федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации, а также введения или отмены налогов, освобождения от их уплаты, не соответствует действительности. Однако, в нарушение Конституции РФ (ч. 3 ст. 104), заключение Правительства РФ на этот Закон не представлено.

Закон об охоте содержит положения о внесении изменений в ряд федеральных законов и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов РФ, что противоречит правилам законодательной техники, согласно которым внесение изменений в законодательный акт осуществляется путем принятия специального закона. Неудовлетворительность реализованного в Законе об охоте совмещения подтверждается тем, что глава 13, содержащая статьи 60-71, и статья 71 этого Закона поименованы одинаково - «заключительные положения»; остальные статьи этой главы посвящены изменению других законодательных актов.

Профильные подразделения Государственной Думы и Совета Федерации, отмечая многочисленные дефекты Закона об охоте, но, вместе с тем, одобряя его дальнейшее продвижение, полагаются на последующую его доработку. Однако, частое внесение в федеральные законы изменений не обеспечивает конституционно-правовой режим стабильности прав граждан и условий хозяйственной деятельности.

Законом об охоте игнорируются требования не только федеральных законов, но и международных договоров РФ. Неопределенность содержания ряда норм, в том числе дефиниций, допускает возможность неограниченного усмотрения при правоприменении, что может привести к нарушению прав граждан и конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19 Конституции РФ), поскольку такое равенство может быть обеспечено только при условии единообразного толкования норм Закона. Закон об охоте нуждается в существенной переработке концептуального характера.

В связи с многочисленными обращениями общественных объединений и иных организаций, касающимися данного Федерального закона, необходимо проведение по нему дополнительных консультаций.

Заключение

Текст июньской (2009 г.) и последующих редакций проекта Федерального закона резко отличается, как по концепции, так и по объему, от законопроекта, принятого в первом чтении и совершенствовавшегося до марта 2009 г. Содержательный анализ Закона об охоте подтверждает распространенное мнение о том, что главной задачей инициаторов является коммерциализация и приватизация долгосрочного охотпользования, вспомогательной задачей - вывод этого процесса из-под общественного и отраслевого контроля.

Скорость и характер прохождения этой версии законопроекта свидетельствует, на наш взгляд, о том, что эта инициатива принадлежит чрезвычайно влиятельным кругам, которые с одной стороны, крайне далеки от понимания и уважения интересов сохранения дикой природы, позиции профессиональных сообществ и мнений экологически озабоченной общественности, с другой стороны - достаточно высоки, чтобы обеспечить форсированное одобрение заведомо недееспособного и, более того, деструктивного Закона. Многие положения Закона об охоте, как показывает его обсуждение и в научных кругах, и на неофициальных площадках (в том числе интернет-форумах), обоснованно воспринимаются как анекдотические или лишенные здравого смысла.

В связи с этим, общий социальный ущерб от принятия и введения в действие такого Закона значительно превышает возможные положительные эффекты немногих содержащихся в нем конструктивных норм. Следует, на наш взгляд, учитывать и то, что реализация этого Закона об охоте будет означать демонстративный отказ России от соблюдения ряда международных обязательств.

По сложившейся практике отклонения Президентом РФ федеральных законов, любое из приведенных в аналитической части обстоятельств достаточно для отклонения Закона об охоте с рекомендацией Государственной Думе о создании специальной комиссии для его переработки. Такое решение представляется в данном случае не только законным, но и более чем обоснованным.

Руководительэкспертной группы Н. В. Краев

Эксперт С. П. Матвейчук

23 июля 2009 г.

Логово.info

Все материалы раздела «Метаморфозы»

Обсуждения (добавить комментарий)

Fig-76 Aug 26 2010 4:21PM
Дойдет до того, что простые люди начнут платить за воздух, или начнут гонять этих толстосумов по лесу! Судя по всему простым охотникам хотят оставить 20 % а все остальное толстосумы уже поделили меж собой и уже навар считают. Где это видано чтобы за одного зайца платить 600 р и по лицензии? 1500 охотников на них 490 лицензий на весь сезон смешно не правда ли?
Павел Oct 27 2009 8:52PM
Чиновники высокого ранга и работники МВД ездят в заповедник стрелять что попадет под руку когда изрядно напьются водки берут ружья и полят а егеря слово немогут сказать потому что пойдеш против уволят к чертовой матери.
илья Oct 4 2009 6:07AM
к чёрту домашка
сысой сысоич Sep 24 2009 5:10PM
добрый день или вечер вам в обсуждении этой темы хочу сказать что чиновничий произвол не победить ни чем по крайней мере в нашей стране ни какой демократии у нас нет одни лиш разговоры на произвол чиновников не кому пожаловатся да и законы они пишут для себя и под себя везде круговая порука на жалобы и стенанья отвечают агресивно что ни чего они не боятся и ни чего им не будет обратись мы хоть в прокуратуру хоть в другие инстанции обложили прям таки со всех сторон приведу таки более подробный пример у нас в курской губернии глушковского уезда открывался летне осенний охотничий сезон с руганью и не разберихой чиновники от охоты хотели продавать нам путевки по 600рублей но после волнений и ругани в рядах охотников снизили до 300рублей спрашивается на каком основании они творят произвол ни чего не давая нам замен ни каких услуг утки в этом году не было так как весной горели все луга и болота да какое им дело до наших уток и зайцев они сделали частное охотхозяйство занимаются свиноводством сами же их стреляют ни кого туда не пускают кроме нужных им людей а снас простых смертных стригут проценты и деведенты вам не кажется что это напоменает феодальный строй но русские и в давние времена уходили в леса и становились лихими людьми будь с барями не согласны вот и я будь честным охотником платившим двадцать лет взносы оплачивая путевки собираюсь уйти в подполье а кормить зажравшихся чинуш нет ни какого желания
Я_ТУТ Sep 2 2009 3:33PM
Самое интересное - эту ДУМУ избирали, вопрос -"КТО?" Анатоличу: "ГЛУШИ!" "ДОКОЛЕ?" В надежде!
ДУМКА Sep 2 2009 2:42PM
Все "ЗАКОНЫ" для нормального "сосуществования" придуманы более 2000 лет назад, а для "ненормального" придумываются до сих пор.
Страницы: 1

Добавить комментарий

(Внимание: действует премодерация)

ФОТОРЕПОРТАЖ 36
Раки

Участвуйте в нашем конкурсе и выиграйте ценный приз!




© 2006—2017 Электронное издание «Логово». Использование материалов возможно только с ссылкой на источник

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.

Создание сайта — ЭЛКОС

  • Rambler's Top100Rambler's Top100
  • Яндекс цитирования