Облавная охота на лося

23.12.2009

Декабрьскими вечерами, по пятницам, группы людей с ружьями и рюкзаками собираются условленных местах, грузятся в автобусы, фургоны или «газики» и отправляются в путь. Объединенные в команды, счастливые обладатели спортивных лицензий едут за лосем. В воскресенье они вернутся усталые и более или менее довольные, с несколькими килограммами мяса в рюкзаках.

А проходит облавная охота на лосей в большинстве хозяйств примерно так. Ранним утром все участники во главе с егерями отправляются в лес. Егеря идут в загон, а один из них расставляет стрелков. Сигнал — и загон трогается. В ожидании зверя волнуются стрелки, и вот к одному из них приходит лось, иногда несколько…

Выстрел. Второй… Торжествующий крик «Дошел!». Затем — разделка туши, дележ мяса; по возвращении на базу — традиционная печенка. И, конечно же, детальный разбор охоты. Бывает, что кто-то нарушил правила: сошел с номера до сигнала, бросился догонять подранка или не разрядил ружье, хотя это надо было давно сделать. Нарушителя критикуют, а иногда и наказывают. Вот, собственно, и вся охота…

На облавной охоте по лосю участникам ее отводится довольно-таки пассивная роль. Вся работа по подготовке, организации и проведению охоты выполняется персоналом хозяйства, профессионалами, от квалификации которых и зависит, насколько быстро и точно зверь будет выставлен на стрелковую линию.

Иное дело, когда группа охотников выезжает в хозяйство, где штатного персонала нет и где самим, зачастую в малознакомых угодьях, надо выследить, обложить и добыть зверя. Да и в недавно организованных хозяйствах с малоопытным еще персоналом охота проходит совсем не так просто, как это описано выше. В таком случае самим охотникам нужны и знание повадок зверя, и умение ориентироваться, и высокая организация, и дисциплина. Подобные ситуации и имеет в виду автор настоящей статьи, ставящий своей целью помочь молодым охотникам и недостаточно опытным работникам хозяйств подготовить и провести облавную охоту на лося.

Суть всякой облавной охоты сводится к решению двух задач: установить местонахождение зверя (или группы зверей) и решить, откуда и куда их гнать, то есть найти место расстановки стрелковой линии и определить направление загона.

В малознакомом месте решить эти задачи не так-то просто. Незаменима в этих случаях помощь местных охотников, лесников, егерей, знающих угодья, расположение вырубок, болот, дорог и просек. Речь идет, разумеется, о «белой тропе». Без снега проводить облавные охоты по лосю можно лишь в хорошо организованных хозяйствах, когда известны места лежек зверей и их переходы и к тому же есть собаки для добора возможных подранков.

Итак, где же искать лосей? В отличие от многих других зверей, лоси обычно не делают переходов от мест кормежки к местам лежек. Они днюют там же, где и кормятся. В начале зимы это чаще всего лиственное мелколесье, вырубки, старые гари, окрайки полей и речных пойм, заросшие осиной и ивой. Уже с декабря звери отдают предпочтение сосне и переходят в сосновые молодняки и лесокультуры. Здесь и корма больше и снег мельче, а тонкие ветви с хвоей по питательности не уступают осине и иве, а по некоторым показателям превосходят их.

Если лосей не беспокоят, а кормов хватает, они могут по нескольку дней жить на очень небольшой площади, иногда всего лишь в несколько гектаров. Участков старого леса лоси обычно избегают, и лишь там, где среди лесосек сохранились кулисы крупнолесья, звери охотно ложатся в них, особенно в ветреную погоду. Вот с обхода или объезда таких участков и следует начинать подготовку охоты.

При поиске свежих следов надо обращать внимание и на старые. Старые заметенные следы, лежки, оглоданные и - поломанные деревца помогут определить район обитания группы лосей, рассчитать места возможных переходов, что необходимо при проведении охоты.

Но вот и свежие следы: несколько зверей, скусывая побеги молодых осин и сосенок, шли вразброд вдоль дорожки, по которой идут охотники. Лоси потоптались на ней и, встав на тропу, ушли в сторону. Теперь пора обходить их, или «окладывать», как говорят охотники.

Суть оклада сводится к тому, чтобы, обойдя участок угодий, по разнице числа входных и выходных следов определить, есть ли звери в окладе и сколько их. Площадь и конфигурация оклада зависят от угодий и условий погоды. Не следует, особенно в малознакомых местах, пытаться обходить зверей по лесу без дорог, просек, лощин и других ориентиров. При этом можно либо столкнуть зверей, либо уйти в сторону, не замкнув круг. Лучшие ориентиры для оклада — квартальные просеки, дороги, лесные сенокосы. От их наличия и расположения и зависит размер оклада. В теплую, ветреную погоду оклады делают меньше, в морозную, тихую — больше. Наличие кухты на деревьях, когда в лесу «глухо», позволяет сильно срезать круг, но увлекаться этим не следует.

Круг замкнут. Лоси, впущенные в него, вышли на край поля, побродили в зарослях ивняка по лощине и по молодой осиновой поросли вернулись в сосновое мелколесье. Это — простейший случай: входных следов больше, чем выходных. Сомнений в наличии зверей в кругу нет. Сложнее обстоит дело, если при подсчете, следов получен «чет», то есть число входных следов равно числу выходных. Тут надо решать, то ли звери сначала вышли, потом зашли и остались в кругу, то ли, наоборот, зашли в круг, а затем ушли из него. А может быть, одна группа зверей ушла из круга, а другая вошла и осталась? В зависимости от местности, наличия времени и транспорта, а также благоприятной погоды может быть принято несколько решений. Одно из них — «прогнать» круг, не смущаясь тем, что возможна и «пустышка».

При наличии времени следует обойти или объехать соседние кварталы и твердо установить размещение лосей. Ведь если считать, что звери ушли из основного оклада, значит они в соседнем. Если и из него ушли, это будет видно при подсчете следов. С учетом погоды можно по свежести следов определить, что было раньше — заход или выход. Если с вечера была оттепель, а к утру подморозило или наоборот, то следы по оттепели будут печатными, а по морозу — ломанными. Ночью могла пройти пороша или поземка, словом, очень часто при «чете» можно, сравнивая свежесть следов, определить наличие зверей в окладе.

При подсчете следов могут возникнуть сложности с жировками и тропами. Попав на жировку группы лосей, не следует пытаться считать следы — ничего хорошего из этого не выйдет. Лоси помногу раз пересекают линию оклада, по нескольку раз проходят одним и тем же местом, так что, пройдя жировку, очень легко спутаться и неверно решить, справа или слева остались звери. Жировку надо обойти, оставив в кругу, или пересечь там, где следы разбредшихся на кормежке лосей покажут и количество зверей и направление их хода.

Тропы лосей встречаются сравнительно редко. Звери идут тропой при дальних переходах либо спасаясь от опасности, а также при глубоком снеге. Встретив при окладе тропу, надо пройти по ней (желательно «в пяту») до того места, где звери расходились, и тут подсчитать их.

Но вот, наконец, все сделано, звери в кругу, надо гнать. Куда и как? Наивные люди думают, что загонщики выгоняют лосей на стрелковую линию. В действительности же звери идут туда, куда им нужно, а задача загона состоит лишь в том, чтобы поднять их с лежки и заставить идти, не дав отстояться в кругу.

Определить ход зверя иногда удается и в незнакомом месте, но надежно это можно сделать только при знании угодий и неоднократных охотах в них. Опытные егеря, объясняя причины удачных охот и точного выставления зверей на заданный номер, говорят так: «Если я 20 раз гонял этот круг, и 20 раз лоси проходили под этой елкой, то догадаюсь же я в 21-й раз поставить под эту елку номер». Ну, а когда такого егеря нет? Хорошо, если звери обложены в полуострове леса, языком вдающегося в поле и узким перешейком соединенного с массивом. Здесь дело ясное, и надо уж очень безграмотно гнать лосей и очень шуметь на стрелковой линии, чтобы заставить их идти в открытое поле.

Вообще же при решении вопроса о расположении стрелков и направлении загона надо учитывать несколько общих правил. Лоси избегают днем переходить по открытому месту — полям, лугам, широким поймам рек и речек. В равной мере избегают они и очень густых, высокосомкнутых участков леса — хвойных молодняков и загущенных лесокультур, особенно если на них лежит кухта. Чаще всего идут они низинами, заросшими ивняком или ольхой, местами с наличием куртинного подроста и подлеска, узкими участками вырубок между массивами старого леса. При постановке стрелковой линии надо учитывать старые следы и тропы: очень часто лоси идут по своим прежним маршрутам. Сравнительно редко лоси идут на свой входной след. Чаще всего они продолжают движение по принятому ими направлению обычных переходов а пределах своего участка обитания.

Итак, решение о направлении загона и о расположении стрелковой линии принято. Теперь надо решить, как гнать.

Есть два основных метода загона: шумовой, когда несколько загонщиков, встав цепью, с шумом и криками двигаются в направлении стрелковой линии, и тихий. В последнем случае в кругу работает один загонщик. Он бесшумно идет (обычно по входному следу) и, подняв лосей с лежек, продолжает преследовать их, пока звери не выйдут к стрелковой линии или уйдут из загона стороной. Оба метода имеют свои преимущества и недостатки.

При шумовом прогоне охота проходит быстрее. Кто-то из загонщиков подойдет к зверям и поднимет их, Да и на номерах стоять веселее, слыша загонщиков и представляя себе, что происходит в кругу. Но звери при этом загоне мечутся, иногда кидаются врассыпную, идут необычными переходами, а на стрелковую линию выходят на рыси, а то и на галопе. В угодьях, где охотятся часто, со временем появляются «грамотные» звери, особенно быки: заслышав загон, они быстро ориентируются и уходят в сторону или прорываются между загонщиками.

При тихом загоне все наоборот. На номерах стоять приходится долго и в полной тишине, минуты кажутся часами. Проходит довольно много времени, пока загонщик доберется до зверей и столкнет их. Поднятые лоси идут тихо, своими ходами, часто останавливаются, держа загонщика «на слуху», иногда даже обходят его вокруг, и, в конце концов, если стрелковая линия намечена правильно, выходят на нее.

При тихом загоне от стрелков требуется особая дисциплина на номерах. Следует помнить, что лось в наибольшей степени пользуется слухом, потом чутьем, видит же он плохо и может вплотную подойти к человеку, если последний неподвижен. В разных командах, в разных хозяйствах приняты тот или другой методы загона, о них много говорят и спорят. Симпатии автора на стороне тихого загона. Он позволяет увеличить или уплотнить стрелковую линию, а главное требует от загонщика настоящего егерского мастерства.

Расстановка стрелков по линии также требует знаний и опыта. Там, где охотятся много и часто, проблем не возникает: стрелковые места известны, пронумерованы, на них сделаны маскировочные оградки, а то и вышки. А вот в новых местах при расстановке стрелков следует постоянно помнить о двух задачах — успехе охоты и безопасности. Решая первую задачу, надо учитывать возможные ходы зверя и ставить стрелка так, чтобы ему было удобно видеть и стрелять. Лось — не кабан, по трущобе не идет, но тем не менее иногда трудно бывает выбрать место с хорошим обстрелом. Главное, однако, безопасность, во имя которой можно поступиться и удобством стрельбы и даже успехом охоты. Извилистая дорога — не место для стрелковой линии. Лучше отодвинуть ее дальше, оставив дорогу в окладе, и расставить стрелков по квартальной просеке, широкой лощине или грейдерной лесовозной дороге. Если при охоте на кабана в случае промаха пуля идет в землю, то при стрельбе по лосю — параллельно земле на уровне груди человека. Об этом следует постоянно помнить организатору охоты.

Расстановка номеров в разных командах происходит по-разному. В одних порядок номеров определяют по жребию, в других руководитель охоты ставит стрелков сообразно их опыту, умению стрелять. Советовать здесь трудно.

При расстановке стрелков надо определить, как стрелять зверя: внутрь круга или за кругом, перепуская через стрелковую линию. В разных хозяйствах и обществах охотников это делается по-разному. Автор помнит, как в конце 50-х годов в системе ВВОО действовало категорическое правило: стрелять только вне круга, а в Московском обществе охотников — в круг. Так как же нужно? Конечно, стрельба вне круга обеспечивает полную безопасность загонщиков и повышает безопасность стрелков. Но выставить зверя в этом случае много труднее. Часто звери, подойдя к стрелку на 15—20 м, замечают его и кидаются назад через закон или вдоль линии. Иногда, не заметив стрелка, лоси подходят к просеке или дороге, стоят, слушают, а потом на большом ходу пересекают ее. Поэтому в последние годы во многих хозяйствах практикуется такое правило; стрельба идет в круг, но при подходе загона к стрелкам на 200 м дается сигнал, после которого стрелять можно только вне круга. Очевидно, это и есть наилучшее решение вопроса.

Стрелять следует в точку на 10—15 см сзади лопатки, а по высоте примерно посреди корпуса зверя. Надо помнить, что на месте лось ложится только при попадании пули в головной или спинной мозг. Даже с пробитым сердцем лось идет 30—50 шагов, а то и больше. На большом ходу зверя (галопе) надо брать 50—70 см упреждения.

По окончании загона и подходе к месту выстрела прежде всего нужно осмотреть след и искать на нем стрижку — шерсть, посеченную пулей и упавшую на снег. Уже по характеру стрижки можно решить, куда и как ранен зверь. Стрижка по обе стороны следа показывает ранение навылет. Клочья шерсти за следом — скользящее ранение, чаще всего по спине. Длина и цвет шерсти могут точно указать, куда ранен зверь. Отсутствие стрижки почти всегда свидетельствует о промахе. Чтобы убедиться в этом, надо найти след пули в деревьях или в снегу.

Если стрижка есть, надо пройти по следу 100—150 м. Смертельно раненный зверь дальше не уйдет. Подходить к лежащему зверю, даже если он не проявляет признаков жизни, надо очень осторожно и только со спины, все время наблюдая за его ушами. Прижатые уши показывают, что зверь жив и может быть опасен. Еще живого зверя надо достреливать и ни в коем случае не подходить к нему с ножом.

Двигаясь по следу, внимательно смотрите за тем, как идет зверь, когда и как появилась на следу кровь, какая она. Ненормальность следа — виляет, пашет снег, сразу после выстрела идет шагом — говорит о тяжелом, скорее всего смертельном ранении. Алая кровь — артериальная, темная — венозная. Кровь по обе стороны — сквозное ранение; брызги в стороны или из ноздрей — ранение по легким. Кровь появилась сразу же после выстрела — ранен низко; кровь в 20—30 шагах от места выстрела говорит о высокой ране. Мазанный кровью след показывает ранение в ногу. Если в 100—150 м от места выстрела зверь не лег, идти за ним не нужно. Следует вернуться, собрать всех участников охоты и, учитывая поведение зверя, характер следа и крови на следу, решить, как действовать дальше.

Во всех случаях нельзя сразу же преследовать раненого зверя, надо дать ему «облежаться». Особенно в тех случаях, когда на следу наряду с кровью замечено содержимое кишечника. Такой лось, если его преследуют, уходит очень далеко, если же дать ему отлежаться, зачастую остается на лежке. Лучше всего через 30-40 мин после ранения лося обойти или объехать квартал или участок леса, куда он ушел. Если выход есть и лось пошел дальше, делать следующий круг — и так до тех пор, пока зверь не окажется в окладе. В этом случае надо ставить стрелковую линию, а двух наиболее опытных охотников пускать по следу. Двух потому, что один «ведет» след, разбираясь иногда . а «заячьих» хитростях, которые делает раненый лось; второй, готовый к выстрелу, идет в 20—30 шагах от следа, пытаясь перевидеть лежащего или стоящего зверя. Примерно в двух случаях из ста лось-подранок пытается обороняться, и тут нужна взаимная выручка.

Если зверь был ранен тяжело, его находят мертвым или добивают на лежке. Легкораненый зверь не подпускает преследователей и выставляется на стрелковую линию. При всех обстоятельствах подранка надо добирать. Надеяться на то, что лось ранен легко и останется жив, не следует. Лоси, крепкие на рану, оказываются очень слабыми к любым инфекциям и рано или поздно гибнут от сепсиса.

Начинающему охотнику, который впервые едет на облавную охоту, надо твердо усвоить несколько простых истин. Руководить охотой должен один человек, наиболее опытный и знающий место. Никакие споры и обсуждения в лесу недопустимы. Все это потом, за печенкой, а на охоте должно быть полное повиновение и быстрое выполнение всех распоряжений руководителя. Вторая истина не менее проста: лучше упустить всех лосей, чем убить или ранить одного человека. Правила облавных охот, как и правила полетов в авиации, написаны кровью…

Оружие заряжается только на номере; при сходе с номера или приближении человека оно немедленно должно быть разряжено. С номера нельзя сходить до окончания загона ни при каких обстоятельствах, кроме случаев, когда нужна срочная помощь соседу. Встав на номер, надо дать «отмашку», то есть, махнув рукой или шапкой, показать соседу свое место и ждать «отмашки» следующего охотника, встающего на номер. Затем следует зарядить оружие и еще раз осмотреть сектор обстрела, указанный руководителем охоты. В этом секторе всегда окажутся какие-то прогалины, просветы или другие сравнительно открытые участки, позволяющие перевидеть зверя. Стоять на номере следует совершенно неподвижно и бесшумно. Курильщикам следует брать с собой леденцы или куски сахара во избежание кашля.

Заметив приближающегося лося, нельзя вертеться, двигать ружьем, словом, обнаруживать себя, зверь тут же кинется в сторону. Напустив лося на верный выстрел, быстро вскинуть ружье и стрелять. Если зверь неожиданно появляется уже вне указанного сектора обстрела, надо пропустить его за линию и стрелять вне круга. После выстрела, каковы бы ни были его последствия, с номера не сходить; если нужно сделать второй выстрел, то стрелять следует, не сходя с номера.

Тягчайшие нарушения правил — выстрел по линии и уход с номера до сигнала об окончании охоты. Если после выстрела зверь пошел, нельзя ходить по следу до прихода руководителя. Следы окажутся затоптанными и разобраться потом будет трудно.

Собираясь на охоту, одеваться надо сообразно погоде, но всегда тепло и легко. Непригодны для зверовых охот куртки, покрытые брезентом или синтетическими материалами. Они гремят, шуршат и скрипят при малейшем движении и часто оказываются причиной досадных неудач и испорченной охоты.

И последнее. Облавная охота всегда коллективная. Один недисциплинированный член команды портит охоту своим товарищам. Поэтому все поведение на охоте должно подчиняться ряду неписанных и написанных правил. Нельзя стрелять по зверю, идущему на соседний номер, даже тогда, когда расстояние и условия позволяют это сделать.

Облавная охота требует от ее организаторов серьезных знаний и большого опыта. Стремиться овладеть таким опытом должен каждый охотник. Тогда облавная охота на лося станет интересной и принесет ни с чем не сравнимые впечатления.

Охота и охотничье хозяйство № 1 1980 г

Все материалы раздела «Охота»

Обсуждения (добавить комментарий)

Страницы: 1

Добавить комментарий

(Внимание: действует премодерация)

ФОТОРЕПОРТАЖ 36
Раки

Участвуйте в нашем конкурсе и выиграйте ценный приз!




© 2006—2017 Электронное издание «Логово». Использование материалов возможно только с ссылкой на источник

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.

Создание сайта — ЭЛКОС

  • Rambler's Top100Rambler's Top100
  • Яндекс цитирования